Tags: редактор

Редакторские будни: "Автора!"

12:45 23.11.2014
Редакторские будни: "Автора!"
Вы написали статью (в основном Вы). Часто возникает вопрос, кого включить в соавторы, и стоит ли вообще кого‑то включать. Я выделяю несколько причин, по которым рядом с моей фамилией (над или под ней) по моей инициативе появляются другие (кстати, это также касается патентов и свидетельств о регистрации программы для ЭВМ или базы данных):
  • Политические соображения. Таковые многочисленны, часто возникают, но подробно я на них останавливаться не буду.
  • Равноправный труд. Статья родилась как результат равноправного труда двух и более человек, каждый из которых внес значительный вклад. Этот случай самый простой, тут и вопроса не возникает, однако в тех научных и предметных областях, где имею честь работать я, такое случается крайне редко.
  • Основное содержание статьи «изобретено» мной, но идея принадлежала другому человеку, задача пришла из какой-то другой научной или предметной области. Например, я написал статью по машинному обучению, описывающую полезные модификации и варианты применения некоторых алгоритмов, но задача, которая заставила меня над ними работать относилась к области ЗНТЧС (защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций). Тут желательно проследить, чтобы вас потом «в ответку» включили в статью по ЗНТЧС – по-моему, это честно, – если, конечно, ваши результаты были‑таки в решении исходной задачи использованы.
  • Консультирование. Возвращаясь к машинному обучению, чтобы понять, как мне работать с законами, указами и прочей нормативной документацией, мне необходима консультация юриста или человека, который анализом такой документации занимается постоянно. Без такого консультанта разобраться сложновато.
  • Исходные данные. Анализируемые в статье данные были переданы мне другим человеком. Этот пункт срабатывает только в том случае, если человек что-то делал, чтобы эти данные собрать (например, проводил собственное исследование), а не просто на них «сидел».
  • Существенные правки/дополнения. Уже после формирования ядра статьи другой человек внес существенные корректировки, дополнения, предложения, уточнения, указал на ошибки и т. д., и это позволило сделать статью лучше.
Общий принцип таков: нужно ответить на вопрос, могла ли появиться статья, если бы не вклад другого человека, и была бы она в этом случае настолько же качественной, полной, новой? Если ответ утвердительный, то и соавторства человек вполне заслуживает. Разумеется, во всех случаях необходимо получить согласие других людей на упоминание.

Другой интересный вопрос – это как вести себя, если в соавторы неожиданно хотят включить вас? Тут у всех могут быть свои «резоны», но я, как правило, не отказываюсь, если выполняются два условия:
  1. «главный» автор в состоянии объяснить, почему решил меня «уважить»;
  2. содержимое статьи не вызывает у меня протеста (прецеденты были).

read more at АйТи-общественный блог

Синдром второго романа

22:56 13.10.2012
Синдром второго романа
Вышла моя книжка "Редакторские будни: объединенное". Я долго собирался соединить все посты по теме написания и редактирования статей и других материалов, размещенные в этом блоге, - наконец идея получила материальное воплощение... почти. Пока есть только электронная версия, размещенная на сайтах МОО "Информация для всех" и "Единого окна доступа к образовательным ресурсам". Милости прошу, кому интересно, искренне надеюсь, что книга окажется полезной.



Планировал издать в марте, но процесс затянулся. Отчасти из-за этого я несколько подзабросил блог. Бумажной версии пока нет - будет в течение  пары недель. Но поздравления и отзывы уже принимаются.



read more at АйТи-общественный блог

Письма: интернет-экстремизм

16:39 03.03.2012
Письма: интернет-экстремизм
Нет, речь идет не об экстремизме в Интернете, а об экстремизме, жертвой которого становится он сам. Не далее как вчера довелось писать отзыв на одну статью. Я в полной мере ощутил, как некоторые представители старшего поколения и поколения, даже не сильно старшего, чем мое, относятся к глобальной сети. Статья посвящена интернет-общению детей и подростков (форумы, онлайн-игры, чаты и т. д.). Я приведу несколько выдержек и оборотов речи, которые встретились в этой работе:
  • "негативная психологическая среда";
  • "ограничение кругозора";
  • "торможение собственного умственного и социального развития";
  • "неспособность к построению взаимоотношений со сверстниками в реальном мире";
  • "сленг обедняет речь";
  • "дети из неблагополучных семей" и т. д.
Причем автор статьи очень образованный и во всех отношениях приятный филолог. Тем не менее, статья просто кишит такими выражениями и создает атмосферу страха и депрессии. Я вообще, по-моему, первый раз в жизни такое видел.

Интересна и общая модель "человек - общество - Интернет", принятая автором: он считает, что Интернет - это совершенно отдельный мир, проблемы которого специфичны только для него. Видимо, отсюда и такие эпитеты.

Мое мнение заключается в том, что общение в Интернете отличается от личного, например, посредством речи, примерно также, как путешествие на поезде отличается от путешествия на самолете: разные риски, разная скорость, но, по сути, речь идет о разных технологиях, применяемых в ходе одного и того же процесса - транспортировки человека с места на место. То есть, разговаривая с кем-то при встрече, вы используете уши, рот и глаза, что дает вам определенные средства коммуникации, а общаясь в Интернете, вы используете пальцы, камеру, глаза, гарнитуру и уши, и у этой коммуникации есть свои преимущества над личной (например, логи или отсутствие необходимости куда-либо ехать).

Я уверен, что какую технологию коммуникации, информационную магистраль или вообще любую технологию ни изобрети, человечество обязательно придумает, как с ее помощью навредить себе и ближнему, но это же не повод считать технологии дыркой в другой мир. Таков мой взгляд - взгляд ИТ-шника, и я уже забыл о том, что другие люди могут видеть все это как-то иначе... а зря забыл.



read more at АйТи-общественный блог

Редакторские будни: Стереомания

16:07 28.01.2012
Редакторские будни: Стереомания
Я достаточно долго ждал, когда же стереовидение и стереоизображения, которые сегодня распространились под маркой "3D" начнут проталкиваться в профессиональную и научную деятельность, когда нас начнут уверять, что "объемное изображение значительно повышает скорость и достоверность восприятия информации человеком". Судя по всему, произошло это некоторое время назад, но мне довелось побывать на парочке презентаций только в два последних месяца. Было довольно весело, создавалось впечатление, что выступающие не слишком-то уверенно чувствуют себя на стерео-поле в части технической и научной подкованности, но речь не об этом.

Примечание: Когда в тексте встречается "3D", речь идет о том 3D, которое, на самом деле, стерео, объемное, с очками или без, в общем о том, что под ним сегодня подразумевают производители телевизоров и зрители, идущие на "кино в 3D". Когда в тексте используется "3Д", я имею в виду любое изображение, которое передает эффект глубины. Неразбериха, конечно, но не я в ней виноват.

Вообще-то, я не против 3D или стереовидения - я за любой забавный кипиш в быту, в работе, в науке, да где угодно. Чего я терпеть не могу, так это когда что-то одно выдается за что-то другое, а вокруг 3D в настоящее время уж слишком много домыслов и рекламной шумихи.

Начнем с того, что технология или, точнее, группа технологий для создания объемных изображений не нова. Анаглиф-очки (это очки с разноцветными стеклами, то есть светофильтрами, при надевании которых левый и правый глаза с одного изображения на экране или на бумаге воспринимают два разных изображения) известны, бог знает, сколько времени. Еще в 1975—1978 годах ленинградский телецентр проводил опытные трансляции цветного стереоизображения с использованием анаглифического метода (это было еще до моего рождения). Сегодня применяются, в основном, более дорогие и технически продвинутые методы, но принцип всегда остается одним и тем же: показываются две разных картинки - одна для левого, другая для правого глаза. Разница между 3D-технологиями лишь в том, как организовано разделение изображений, то есть как получается эффект, при котором левый и правый глаза в одно и то же время считывают разные изображения (с одного экрана или с двух). То есть все это известно много лет, просто раньше новые телевизоры лучше покупались: сначала был переход с электронно-лучевых трубок на ЖК и плазму и с кассетных видеомагнитофонов на DVD-проигрыватели, потом с обычного (как оно в тот момент стало называться) разрешения на высокое (720p, 1080p) и с обычных (как они в тот момент стали называться) DVD-проигрывателей на Blu-ray. Но время идет, производителям нужно продолжать продавать телевизоры, предлагая потенциальному потребителю какие-то новые "заманухи", и следующей (и, видимо, последней оставшейся на тот момент) идеей стало 3D.

Применение 3D в компьютерных и консольных играх - это тоже не новость. Да, Nintendo 3Ds появилось только что, недавно поддержка 3D появилась в Playstation 3 и Xbox360, но, быстренько пробежавшись по своей библиотеке, я обнаружил две довольно давние игрушки, в комплекте с которыми поставлялись анаглиф-очки: Sly 3: Honor Among Thiefs (2005 года выпуска) для Playstation 2 и Metal Gear Acid 2 (того же 2005 года) для PSP, и я сомневаюсь, что они были первыми или последними.


Первой домашней консолью с "настоящей" 3Д-графикой был Virtual Boy от Nintendo. Появилось устройство в 1995 году, позиционировалось как переносное, при этом напоминая маску-переросток для сварщика, использовало два проектора, создавая отдельные изображения для левого и правого глаз (причем изображения были монохромные - красно-черные). Консоль не вызвала интереса у покупателей, и ее поддержка прекратилась уже в следующем году.

Само название "3D" - это отдельный бред. Как человек, который с детства играл в компьютерные игры, а позже стал считать компьютерную графику одной из областей своей специализации, я привык к таким выражениям, как: "3Д-шутер", "3Д-ускоритель", "3Д-карта", "Direct 3D" и прочим. Иными словами, для меня "3Д" - это что угодно с претензией на передачу объема тем или иным способом. Вообще же, "3D" - это "3 dimensional", то есть нечто в трех измерениях. Добавляем к паре (x, y) дополнительную координату z и получаем 3Д. Однако, мое 3Д - это не сегодняшнее 3D. Оно, согласно принятому нынче определению, вообще к 3D не относится. Хотя, если уж на то пошло, современное 3D - это всего лишь изображение, созданное с применением стерео, то есть с применением одного из методов передачи глубины (таких методов много: перспектива - далекие объекты кажутся меньшими, чем близкие; освещение, которое падает по мере удаления объекта от источника света; туман - близкие объекты выглядят четкими, а дальние - размытыми и т. д.), то есть это самое современное 3D - всего лишь часть моего 3Д.

3D фильмы и игры нужно правильно создавать и правильно показывать (угол обзора, расстояние до экрана, специфика физиологии каждого отдельного зрителя и т. д. - каждая технология имеет те или иные ограничения). Эффект 3D должен быть выражен ярко и при этом не должен приводить к головным болям и прочим проблемам - здесь нужна довольно тонкая настройка, которой часто пренебрегают и производители фильмов, и кинотеатры, и счастливые обладатели домашнего 3D - вам это становится ясно, если никакого 3D вы не видите, или если через пять минут после начала фильма у вас начинают болеть глаза, а к концу фильма они становятся красными, как у кролика, и не ворочаются. Это все эмпирические познания, в рекламе мы такое слышим редко. Что мы слышим часто, так это указания на то, что когда мы смотрим на обычную плоскую (как она с недавнего времени стала называться) картинку, мозг вынужден самостоятельно интерпретировать ее, восстанавливая 3Д-сцену, в то время как стереовидение (новое 3D), напрямую поставляет мозгу объемные данные. Это еще вопрос, стоит ли мешать мозгу делать привычную для него работу - вы же не вручную восстанавливаете сцену, в конце-то концов.

Но это все лирика. Физика начинается, когда говорится о том, что стереоизображения сами по себе облегчают восприятие информации, в том числе научной. Это неправда, все зависит от информации. При проектировании любой графики с информацией, в том числе геодезической, статистической, какой угодно, следует сначала определиться с тем, что вы хотите донести до зрителя/читателя (или до себя самого: что вы надеетесь увидеть на графиках?). Этот шаг очень важен, и он совсем не зависит от того, как в итоге будет выглядеть изображение. Следующий шаг - понять, как лучше расположить все элементы графики, что нужно включить, что выкинуть, какие цвета использовать (или не использовать их вообще), какие выбрать оси координат, какое представление точек (всех и важных) и так далее, и тому подобное. По окончании этого этапа уже становится понятно, на что накладывать данные: на плоскость, на трехмерный объем или использовать больше координат, использовать гиперграфику. И только после этого стоит задумываться над тем, а не будет ли стерео наилучшей технологией визуализации для всего этого? Только так и никак иначе. Я с ужасом жду 3D-шаблонов для PowerPoint (если их еще нет - может, просто я не сталкивался).

Приведу один исторический пример, он обсуждается в книге Эдварда Тафти "Визуальные разъяснения". 31 августа 1854 года в центральном Лондоне, вблизи Броад Стрит разразилась эпидемия холеры. Джон Сноу, который исследовал эту эпидемию и другие до нее, заключил, что виной всему является зараженный источник воды. Доступ к источнику был закрыт, и эпидемия тут же пошла на убыль. Все это может показаться вполне банальным, если бы не пара "но":
  • в те времена еще не было известно, что холерой можно заразиться от воды - бытовало несколько точек зрения, господствующей из которых была та, согласно которой причиной заболевания холерой и некоторыми другими болезнями был некий "Плохой воздух";
  • графика, которую в то время использовали ученые в ходе исследования эпидемий, в основном отражала изменения числа заболевших и умерших от болезни во времени, что никак не помогало установить источник заразы.
Сноу решил, что нет ни одного агента, ничего, связывающего заболевших в районе Броад стрит, кроме источника воды. Решил он так не на пустом месте: он нанес штрихи, соответствующие заболевшим в каждом из домов в районе Броад стрит, на карту.


Дальнейшее исследование показало, что заболевшие люди, проживавшие далеко от зараженного источника воды, либо гостили у своих родственников, проживавших вблизи оной, либо традиционно посылали за водой именно из этого источника, потому что им нравился вкус воды. Еще интереснее, что из работников пивоварни, располагавшейся недалеко от источника, не заболел никто. Расспросы показали, что вода для варки пива бралась из колодца на самой пивоварне, а работникам разрешалось выпивать некоторое количество пива в течение дня (со слов владельца предприятия, они вообще не пили воды).

У Сноу была идея, которая обратилась простой и блестящей плоской по форме, но не по сути графикой и подтвердила теорию. Хочется задать вопрос: неужели то же или схожее изображение в виде стерео, с объемными домами и фигурками людей могло бы дать больше? Для рассмотренной задачи - нет! Для рассмотренной задачи объемная графика затруднила бы восприятие, а не облегчила его. И это несмотря на то, что изображенные на карте объекты (в частности, дома) в реальности объемны. Да, используя 3D можно было бы отобразить число или даже фигурки заболевших на разных этажах зданий, но для рассматриваемой задачи это не имело бы смысла.

Я допускаю, что для определенных задач, после осознания контекста, в котором должна быть представлена информация, после рассмотрения нескольких вариантов ее отображения, 3D может дать уникальные преимущества. Но утверждать безусловное превосходство стерео, 3D, объемной графики над традиционной плоской или "псевдо" 3Д, что в искусстве, что в науке абсолютно необоснованно.



read more at АйТи-общественный блог

Редакторские будни: графический креатив - слитный, раздельный и поэтапный

15:58 25.11.2011
Редакторские будни: графический креатив - слитный, раздельный и поэтапный
Основная мысль такова: если у вас есть гениальная идея для иллюстрации, логотипа, символа и т. д. чего-либо, это совершенно не означает, что именно вы сами и должны это все нарисовать. Тем более не стоит рассчитывать на свои силы, если рисовать вы не умеете. Идея может быть замечательной, и у вас никто ее не отберет, но если вы - не дизайнер, не иллюстратор, стоит поручить воплощение этой идеи профессионалу, обладающему художественным вкусом и нужной компетенцией... иначе велика вероятность, что идею вы просто угробите.

МЧС России проводит голосование за лучший персонаж для пропаганды правил ПБ. Состав участников вызывает у меня местами тихий шок. Я не обсуждаю таланты людей, которые разрабатывали персонажей - это могли быть дети, например. Я не дизайнер по образованию и не знаю, дизайнер ли по призванию. У меня ни к кому никаких претензий, у меня только вопросы - они возникают даже при беглом взгляде.

Персонаж "Вовка"


В данном случае я предвзят, поскольку работаю с компанией, предложивший персонаж. В любом случае придраться особо не к чему, кроме описания. Определение "фанат правил безопасности" звучит как-то угрожающе. А в целом все будет зависеть от того, что и как персонаж будет говорить, что будет делать, если речь идет о мультфильме, например. Дело в том, что вот так в статике персонаж не обладает какой-то уникальной выразительностью - все будет зависеть от его дальнейшего "наполнения", так сказать.

Эмблема "Голубь"


Голубь, птенцы, гнездо, огонь - это классика. Должен сказать, что в данном случае чувствую руку дизайнера, потому что и цвета противопоставляются, и голубь напоминает руку, ограждающую от огня. В общем, хорошая такая классика. Я бы, правда, подумал, стоит ли добавлять третий цвет в картинку (желто-оранжево-коричневое гнездо)? - По-моему, с двумя цветами было бы лучше, потому что третий ничего по сути не символизирует, только зря отвлекает внимание.

Персонаж "Мазай Стасаев"


Прорисовка удалась, широкая грудь, активно перетекающая в пузо - не очень. Особенно "не очень", если это бородатое создание с располагающей улыбкой и сомнительным носом  претендует на олицетворение всех пожарников МЧС. Штаны с металлическими наколенниками - это орудие пытки. Если он в таких штанах упадет на колени, металл его не спасет - он сделает его инвалидом. Если снять каску и перекрасить, то получившееся будет очень кстати в качестве вывески для пивного ресторана. При этом даже имя можно не менять.

Персонаж "Пожарка и Вёдрышко"


Грех смеяться - явно детская работа (я надеюсь), но тем не менее - по всем, так по всем. Лейтмотив таков: "Я мудрый и храбрый пожарный рукав, все зовут меня Пожарка, а в помощниках у меня - подружка Ведрышко. Если хочешь с нами дружить – соблюдай правила пожарной безопасности"! У меня вопрос... и не один. А давно ли вы видели детей, желающих дружить с пожарным рукавом и -''- ведром? Даже при полном отсутствии социальной адаптации в наше время Интернет кажется роднее, чем пожарный инвентарь. К тому же парадокс в том, что ребенок, как и взрослый человек, скорее подружится с этими товарищами как раз если он не будет выполнять правила ПБ, а не наоборот.

Другой вопрос: чем "Пожарка"  будет общаться со зрителями? И даже если предположить, что говорить за него будет "Вёдрышко" (кстати, в именах и названиях, как я уже много раз говорил, буква "ё" на "е" не заменяется), то любопытно с точки зрения физиологии пожарного рукава (и познаний в человеческой физиологии, а также с точки зрения ассоциаций, которые могут возникнуть между первым и вторым) понаблюдать за тем, как удав, пардон, рукав будет выражать смои мудрые мысли. Обратите внимание на хвост "Подарки": напоминает не удава и не питона, а гремучую змею. +10 к дружелюбию.

Персонаж "Муравей"


Да, это муравей. Я в первый раз не прочитал название и долго думал, и о многом. Я вообще не заметил вторую пару рук. Я удивлялся цвету пожарника. Я не понимал, почему у него лопата и отбойный молоток (!) торчат из шеи. И да (еще раз - !), я удивлялся причем тут отбойный молоток.

Персонаж "Слоненок Борька"


Все бы даже было ничего, если бы не случившийся у меня когнитивный диссонанс. У вас он сейчас тоже случится: согласно именованию персонажа и мультипликационному изображению, рассчитан он на детей... А теперь почитайте текст, если вы еще этого не сделали. Ничего не озадачивает?

Персонаж "Огнёша"


Видимо, тоже детская работа. Вообще сомнительна перспектива использования всполоха пламени для пропаганды правил ПБ, если этот всполох предполагается использовать в качестве положительного персонажа. Как если бы передачу о борьбе с тараканами вел таракан: "Привет, меня зовут рыжик, и я - таракан. Я живу в квартирах у ваших соседей и на помойках, а чтобы я не поселился у вас дома - используйте яды и вовремя выносите мусор". Да, я не люблю насекомых, но мне какая-то мерзопакостная картинка видится. Если бы что огонь, что таракан были бы злодеями в описанных презентациях - я бы как-то понял, но вот в качестве протагонистов они "не катят".

Отдельный восторг со знаком "минус" у меня вызвал слоган "Огонь - друг, если не вокруг"! Может быть, я ошибаюсь, но, на мой взгляд, это поганейший образчик паршивейшего стремления зарифмовать то, что нужно, любой ценой. Это из серии "Когда мы вместе полный extreme, мы ищем fun - он необходим" и иже с ним аналогичных рекламных кричалок. Я в таких случаях всегда вспоминаю фрагмент из "Тихого города" (М. Фрай "Лабиринт Мёнина". - СПб.: Амфора, 2008):

- Вы были наемным убийцей? - опешил я.
- Нет, что вы,  Макс. Это была не профессия. Так, любительство. Просто я слишком серьезно относилась к поэзии.
- Если вы убивали плохих поэтов, сто - это слишком мало; если же гениальных, цифра чересчур велика, - заметил я.
Клер оживилась.
- Все все очень правильно понимаете, - она дружески сжала мою руку, чего за ней прежде не водилось. - "Сто - слишком мало" - о, еще бы! Но у меня не было задачи убить всех плохих поэтов. Я - здравомыслящий человек и прекрасно понимала, что это невозможно. Но плохой поэт - это полбеды. Существуют гораздо более опасные типы. Они пишут стихи к именинам, свадьбам и юбилеям. Стихи ко дню окончания средней школы. Стихи в честь Пасхи. Высокопарные стихи по поводу всякого торжества, какое только может случиться в их бессмысленной жизни.
- Знаю, как же, - хмыкнул я. - И этих безобидных дурачков вы убивали?
- Именно эти безобидные дурачки уничтожили магическую составляющие поэзии, - жестко сказала Клер. - Их трудами поэзия стала обычной ритмически организованной речью. Эта разрушительная техника описана еще в Библии и называется "поминать всуе". Понимаете ли вы, что это значит - потерять магическую составляющую?

Персонаж "Пётр Петухов"


Петух-пожарник - это тоже классика. Но почему зеленый, почему хвост внутри, хотя для крыльев сделаны прорези? Что с глазами? Что с горном? Шпорами такими только убивать с предельной жестокостью.

Резюме

В принципе есть неплохие идеи. Но неплохая идея - это еще не хорошая иллюстрация. Я, например, знаю, что способен придумывать достаточно интересные сюжеты, но я в страшном сне никогда не возьмусь их сам отрисовывать. Наяву тоже не возьмусь, потому что в результате как раз страшный сон и получится. По "Реальности 2.0b" мы работали с Мариной Добрыниной - я описывал ей сюжет, а она дополняла его своим видением, талантом и воплощала. Это называется разделение труда, и в креативных вопросах оно тоже оправдано.



read more at АйТи-общественный блог

Редакторские будни: иностранные имена

13:28 25.11.2011
Редакторские будни: иностранные имена
Недавно столкнулся с написанием "Фон-Нейман". Я еще понимаю, что Страуструпа в разные годы называли то "Бьерн", то "Бьярн", то (на обложке последней книжки) "Бьярне", но уродование имени Джона фон Неймана, которое даже в Википедии правильно написано, и которое подчиняется четким правилам написания -  это перебор. Понял, что нужно уделить внимание написанию иностранных имен в русском языке.

Нерусские (европейские, американские, австралийские) двойные, тройные и т. д. имена пишутся с прописной буквы (каждое слово), независимо от раздельного или дефисного написания: "Джон Стюарт Милль", "Ханс Кристиан Андерсен", "Мария-Антуанетта".

В бирманских, вьетнамских, индонезийских, корейских, цейлонских, японских личных именах, состоящих из нескольких слов, каждое слово пишется с прописной буквы: "Фам Ван Донг", "Хо Ши Мин", "Сан Ю".

В китайских личных именах, состоящих из двух частей, обе части пишутся с прописной буквы: "Ли Бо", "Лю Цуацин", "Сун Юй".

С такими именами у меня был забавный случай: сотрудники приемных комиссий и иностранных деканатов не всегда знают, как писать имена своих подопечных. В 2000-х годах в МЭСИ училось довольно много китайских студентов. В начале учебного года списки нашего деканата и иностранного разошлись в списочной численности студентов одного потока: по нашему списку их было 30, а по по другим спискам - 26. Выясняли довольно долго, еще дольше смеялись. Оказалось, все дело в китайцах: в наших списках некоторые были записаны по два раза. Например, один и тот же человек фигурировал, как "Ли Вен Чуй" и "Ли Венчуй". Первым делом мы попытались сверить списки по телефону... попробуй отличить на слух, где два слова, а где три, если специально не выделять паузы. Получалось что сотрудники иностранного деканата в своих списках на 26 человек находили всех наших людей числом в 30. У двух подразделений университета в процессе трех циклов телефонной переклички практически произошел пересмотр концепции мироздания. И только когда сверили по бумагам, положив их рядом...


Артикли, предлоги, частицы "ван", "да", "дас", "де", "дель", "дер", "ди", "дос", "дю", "ла", "ле", "фон" и т. п. в западноевропейских фамилиях и именах пишутся со строчной буквы и отдельно от других составных частей имени: "Людвиг ван Бетховен", "Леонардо да Винчи", "Оноре де Бальзак" и т. д. Исключение составляют случаи, когда указанные артикль, предлог, частица слились с другой частью фамилии: "Декарт", "Ларошфуко", "Фонвизин". При сомнениях между слитным и раздельным написанием служебных слов следует отдавать предпочтение слитному написанию. Вообще, при любых сомнениях лучше уточнять по словарю (желательно, по старому и бумажному, но это я уже придираюсь).

Усеченная частица "де" ("д") присоединяется к другой части фамилии или имени через апостроф: "Жанна д'Арк", "Габриеле Д'Аннунцио". Написание с прописной или строчной зависит от того, как пишется в языке-источнике.


Частица "О" перед ирландскими фамилиями пишется с прописной буквы и присоединяется апострофом: "Фрэнк О'Коннор", "О'Нил".

Частицы "Мак-", "Сан-", "Сант-", "Сен-", "Сент-" пишутся с прописной буквы и присоединяются дефисом: "Мак-Грегор", "Антуан де Сент-Экзюпери" (хотя есть традиционные исключения: "Маккарти", "Макдональдс").

Слова "дон", "донна", "дона", "донья" в сочетаниях с испанскими, итальянскими, португальскими именами и фамилиями пишутся со строчной и склоняются в косвенных падежах: "дон Фернандо", "доном Фернандо", "донна Мария", "доньей Клементиной".

Составные части, обозначающие социальное положение, родственные отношения и т. д. арабских, тюркских, персидских и других восточных личных имен, а также служебные слова "ага", "ал", "аль", "ар", "ас", "бей", "бек", "бен", "заде", "зуль", "кызы", "оглы", "оль", "паша", "уль", "хан", "шах", "эд", "эль" и др. пишутся, как правило, со строчной буквы и присоединяются к имени через дефис: Керим-ага, Зайн ал-Абидин, Омар аш-Шариф.

Начальная часть "Ибн", "Хан", "Бен" арабских, тюркских и других восточных имен пишется с прописной буквы и присоединяется к последующей части, как правило, дефисом: "Бен-Гурион", "Ибн-Ясир", "Хан-Пира", но: "Ибн Сина", "Бен Али". Рекомендуется проверять по словарю.

Начальная часть "Тер-" в армянских фамилиях всегда пишется с прописной буквы и через дефис: "Тер-Габриэлян", "Тер-Петросян".

Японское "сан" в личных именах всегда пишется через дефис и со строчной буквы: "Комияма-сан", "Чио- Чио-сан".



read more at АйТи-общественный блог

Редакторские будни: как породить новое качество

12:31 07.11.2011
Редакторские будни: как породить новое качество
Философское... в каком-то смысле.

Я всегда стараюсь избегать советов относительно темы, на которую стоит написать статью. В смысле я сам их не даю - практика показывает, что из ничего можно сделать замечательный новый материал, искрящий интересными идеями, в то время как статья на стопроцентно актуальную тему превращается в пережевывание жвачки, погружает читателя в летаргический сон и не оставляет вообще никакого впечатления (ни одной мысли, как я это называю).

С другой стороны, у молодежи и не только часто возникает вопрос: "С чего начать"? И лучше, когда он возникает, чем когда он не возникает. Поскольку вопрос, судя по всему, актуален, вероятно, все же нужны какие-то "методические рекомендации" - их я и попытаюсь коротенько дать. Естественно, это все мои домыслы и опыт - у остальных людей может быть своя система, своя концепция, свой подход.

Начать стоит с того, какими бывают статьи. Будь статья научной, беллетристической или какой-то еще, все они делятся на обзорные и аналитические. В обзорной вы рассказываете о том, что есть и, возможно, делаете какие-то выводы. В аналитической вы рассказываете про что-то свое, про что предположительно до вас никто не рассказывал (вы решили новую задачу, решили старую задачу новым методом, чтобы ни подразумевалось под задачей, предложили новую концепцию и т. д.). Эти два вида статей, по сути, соответствуют двум составляющим процесса познания: синтезу и анализу. Если вы хотите узнать об этом побольше, к вашим услугам Википедия, или, что предпочтительнее, учебники по философии и педагогике (ищите такие, где есть разделы а-ля "Теория познания", "Эпистемология", "Гносеология" и т. д. - в учебниках по философии часто уделяют очень много внимания разделу "История философии", а про "Метафилософию" и прочие разделы забывают).

Совет относительно того, с чего начать можно дать во многом основываясь на тезисе, с которым человек - будущий автор статьи - приходит к необходимости или желанию ее написания.

"Нужна статья - тема не важна", "Хочется что-то написать", "Требуется проба пера" и т. д.

В этом случае советую для начала "подбить знания": определиться со своей квалификацией, с тем, в каких областях вам есть, что сказать (если они есть). После этого стоит собрать материал на выбранную тему - ищите гуру, классику или новое и актуальное (на самом деле, часто имеет смысл выбрать что-то одно из указанного). Статья получится обзорная, но не исключено, что в процессе написания вам придут в голову 2-3 яркие идеи, которые можно подать в качестве выводов, оживив материал и выведя его из категории чистого реферата.

"Нужна статья на конкретную тему или по конкретной области".

Подход тот же (минуя первый шаг). Не растекайтесь мыслью по древу. Не лейте воду. Конечно, не самые лучшие статьи получаются, если вы начинаете с данного или предыдущего тезисов, но чем черт не шутит! К тому же, в процессе написания / составления материала вы сами имеете шанс узнать много нового. Возможно, вам самим станет интересно, а когда автору интересно писать, читателю часто оказывается интересно читать - если статья не блещет новизной, то, возможно, она выделяется стилем, полнотой охвата тематики или чем-то еще.

"У меня есть мысль, и я ее думаю".

Из одной, даже блестящей мысли довольно сложно породить статью или какой-то другой материал (например книгу). Более того, часто стоит избегать этого всеми силами. В любом случае идее нужна оправа: обзор существующих идей (в процессе изучения которого вполне может оказаться, что ваша идея - не ваша, что сводит на нет смысл усилий); основание, согласно которому вы считаете идею важной; примеры использования идеи на практике; критерий оценки полезности идеи. Подход к написанию материала на основе одной идеи опасен тем, что можно создать "бассейн", в котором большой объем воды, и эта самая идея одиноко плавает.

"У меня много мыслей, и я их думаю".

Помимо предыдущего, тут важно не мельчить и серьезно поразмышлять над тем, связаны ли идеи между собой. У меня была пара статей, где было несколько разделов, посвященных разным интересным трюкам и задачам из одной и той же области - имитационного моделирования. Да, область была одна, но все равно статьи эти я считаю не лучшими своими произведениями - даже у меня осталось ощущение какой-то свалки или, говоря мягче, разношерстности. При таком подходе лучше получаются книги, чем статьи: книги подразумевают больший охват, они могут охватывать научную область, проблематику и так далее, в то время, как статьи, предполагают более конкретный, узкий взгляд.

"Есть некий результат, хочу им поделиться".

Это самое простое, но результату, как и идее нужна оправа: примеры расчетов, обзор проблематики и т. д. Учтите, что читатель, даже будучи специалистов в той же области, что и вы (если речь идет о науке или практике), совершенно не обязан знать, что решаемая вами задача актуальна или что она вообще существует, - область специализации читателя может резко отличаться от вашей. По этой причине нужно "Введение".

Общие советы
  • Найдите кого-нибудь из близких / коллег, кто прочитает ваше произведение до того, как вы решитесь отослать его в периодическое издание или в Интернет (личные блоги не считаются - там по определению все пишут, что захотят). Редактор издания не виноват, что вы захотели опубликоваться именно в его журнале или в том, что вы наугад раскидали за час сварганенную статью в 10 журналов в надежде, что ее кто-то опубликует. Такие подарочки, по личному опыту работы редактором, оставляют очень нехорошее впечатление.
  • Не соглашайтесь на включение себя в соавторы статьи, если вы ее не писали и не читали - это может нанести урон репутации. В моем случае, честно говоря, есть пара работ, в которых я очень хотел бы не числиться соавтором (слава Богу, что всего пара).
  • Не считайте своей статьей то, что вы тупо скомпоновали из чужого - вы знаете, что скомпилировали, и любой читатель это будет знать, не говоря уж о редакторе.
  • Не пишите о том, чего не понимаете. Не пишите, если не знаете, какая в материале основная мысль. Это будет видно по тексту, и нормальный редактор всегда это увидит и начнет уточнять, что вы имели в виду... тут-то вы и "спалитесь".
  • Прежде чем писать статью (или перед тем, как ее куда-то отправлять, - это последний рубеж), подумайте, захотели бы вы ее прочитать? Читатели не обязаны быть к вам менее требовательный, чем вы сами!
Вот такие короткие советы. Надеюсь, что кому-то будет полезно. Если есть более конкретные вопросы, буду рад помочь.



read more at АйТи-общественный блог

Редакторские будни: короткие литературные изыски

17:55 15.10.2011
Редакторские будни: короткие литературные изыски
Под ними я в данном случае подразумеваю заголовки и подписи к таблицам и рисункам. Есть не столь короткие - примечания, и о них нужно кое-что сказать.

Я поступаю следующим образом:
  • Если в середине предложения я хочу что-то пояснить, и это что-то - короткое, например, перевод иностранного слова или аналог термина, то я помещаю данное пояснение прямо в тексте в скобках.
  • Если в тех же обстоятельствах пояснение длинное, например, расшифровка определения, историческая справка относительно человека, места, технологии и т. д., то я помещаю его в подстрочное примечание с номером (т. н. сноска, но с точки зрения редакторского дела и аппарата издания - это подстрочное примечание);
  • Если по ходу изложения мне хочется поведать читателю некую историю, то я дописываю предложение или абзац и делаю врезку, чтобы выделить фрагмент текста с историей, показать, что этот фрагмент выбивается из потока изложения.
Затекстовыми примечаниями, то есть примечаниями, которые помещаются после всего текста работы в самом ее конце, я никогда не пользуюсь, чтобы не заставлять читателя скакать со страницы на страницу. Логика такова: если человеку интересно получить о чем-то более подробную информацию, которую я предоставил, то он может сделать это прямо на этой же странице, глянув в ее нижнюю часть. Если ему это не интересно, он может смело читать дальше, особо не пострадав. По этой причине помещать что-то архиважное в примечания или врезки не стоит.

Нужно также иметь в виду, что если вы создаете публикацию для журнала, то именно его форматом определяется наличие подстрочных, затекстовых примечаний, врезок и прочего - если врезки в журнале не приняты в принципе, значит ваш замысел будет воплощен в какой-то другой форме, либо текст врезки просто будет выкинут. Верстальщик, работающий над вашей книгой, тоже может иметь свое мнение относительно того, нужны в ней врезки или нет, так что можно сильно удивиться где-нибудь на этапе корректуры или проверки макета. Если вы сделали врезку, а верстальщик превратил ее в примечание или в отдельный подраздел (вообще-то, он не должен этого делать без согласования, но кто знает), то для обратного превращения понадобится переверстка всего макета, поскольку текст "поползет" (шрифт примечания обычно меньше, отдельный подраздел требует заголовка, согласующегося по размерам с другими заголовками, врезки требуют оформления, которое тоже занимает место - причин того, что текст "поползет" и будет ползти до конца работы или разрыва страницы - масса). Это все нужно согласовывать.

Помните, что вы как автор должны вести читателя по пути познания, независимо от того, математика ли у вас в работе или философия, статья это или монография в трех томах. Вы не должны тупо вываливать на читателя свои соображения вне зависимости от их темы - вы работу пишете для него, а не для себя (если эта работа - не ваш ежедневник или дневник, куда вы записываете интимные переживания). Именно логичная структура и единообразное оформление заголовков, названий / подписей, примечаний и прочего, вкупе с перечитыванием собственного сочинения и "тестированием" его на особо приближенных дают уверенность, что вы сможете провести читателя по нужному маршруту. Я уже неоднократно говорил, что грамотно выстроенная структура и единообразие оформления, помимо прочего, упрощают и вашу собственную работу как автора, и работу редакторов и верстальщиков.

Что можно сказать о заголовках? Заголовки именуют разделы, деление работы по разделам определяет ее структуру. Если речь идет о книге, то заголовки идут и в содержание. Читатель, открыв содержание, должен понять структуру, более того, он должен в целом понять, что в книге есть, и чего нет. Ни больше и не меньше. Из этого следует, что заголовок должен быть коротким, понятным, ёмким. Заголовки более высокого уровня должны иметь более общий смысл, чем заголовки нижних уровней. Название части по смыслу должно быть шире, чем название главы и входящих в нее разделов и подразделов. Название главы - шире, чем названия разделов и подразделов и т. д. Добиться этого не всегда легко - например, чрезвычайные ситуации или информационное общество можно рассматривать совершенно с разных ракурсов, в разной последовательности и с разной степенью полноты, и то же самое характерно для любой области, любого явления, любой темы.

Вот конкретный пример. Пишу книгу по анализу рисков. Как ее структурировать? Можно разделить на три части:
  • в первой изложить нормативные аспекты (включив главы о том, как контролировались требования к безопасности в СССР, как строится система управления рисками в РФ сейчас, какие важные законы и другие документы существуют и т. д.);
  • во второй - практические аспекты (с главами о риск-менеджменте, страховании и прочем);
  • в третьей - математику.
Можно представить себе и другой вариант:
  • первую часть оставить такой же;
  • во второй описать практические аспекты, перемежая математикой по ходу изложения;
  • третью часть исключить.
Какой вариант лучше? Зависит от предполагаемого читателя. Думайте, для кого пишете (и нужна ли ему вообще математика).

Заголовки подбираются под эту сложившуюся в голове или на бумаге структуру. Иногда структура по ходу создания работы меняется, меняются и заголовки. Могут быть и какие-то специфические подходы. Я, например, люблю шутливые заголовки даже в работах, посвященных серьезным темам, но и такие заголовки должны наводить читателя на мысль о том, что имеется в виду. Если мне кажется, что юмора хватает, а смысл ускользает, то через двоеточие или тире от забавного заголовка я ставлю серьезное пояснение.
Примеры:
  • "Фунция Зю" - отвратительно.
  • "Функция расчета ..." - ничего.
  • "Алгоритм расчета..." - лучше, ибо понятно, что перейдя к разделу, можно что-то вычислить по шагам (главное, чтобы алгоритм там действительно был).
  • "Глава 1. Через тернии к звездам" - отвратительно, потому что если речь идет о научной монографии или даже о некой беллетристике, такое название может быть у первой главы любой книги по любой области.
  • "Подходы к анализу риска" - нормально.
  • "Как подойти к анализу риска" - лучше, но все зависит от предполагаемой аудитории и цели работы.
  • "Мир не сошел с ума - он все еще в процессе: кое-что о глупостях ИТ-компаний" - на ваш суд.
Теперь, что касаемо подписей к таблицам и рисункам. Понятно, что эти подписи не могут выражать смысла всего раздела или главы - рисунков в разделе или главе может быть множество. Однако принцип здесь, на мой взгляд, тот же: каждая таблица или рисунок привносит кусочек смысла в раздел и работу в целом, а значит должна сама по себе иметь хоть какой-то смысл. Вот и ключ к нормальным подписям под или над элементом. Прочитав подпись, читатель должен понять, зачем в работе этот рисунок или эта таблица, или что в этом элементе содержится, а в идеале - он должен понять и первое, и второе. Даже листая книгу в 2000 страниц и наткнувшись на подписанный элемент где-то посередине, читатель должен в общем сообразить, почему этот элемент вообще имеется в этой конкретной книге по данной конкретной теме. Рисунки и таблицы вставляются в текст для наглядности, и если читатель находит таблицу и видит цифры, но не понимает, на что он смотрит в целом, то смысл вставки таблицы напрочь теряется. Подпись как раз и связывает содержимое таблицы с окружающим текстом и темой всей работы. То же верно и для рисунков.

Примеры:
  • "Результаты эксперимента 1" - плохо.
  • "Результаты прогона имитационной модели издательства" - лучше.
  • "Функция f(t)" - плохо и глупо: я готов поспорить, что один из столбцов таблицы будет гласить f(t), тогда зачем такая подпись?
  • "Функция численности сусликов в степях Казахстана в зависимости от времени" - лучше.
  • "Участники конференции" - плохо. Это подпись к фотографии, от которой я до сих пор в шоке. Количество шока можно оценить в публикации о репортажах.



read more at АйТи-общественный блог

Редакторские будни: зарубежные единицы измерения

14:20 15.10.2011
Редакторские будни: зарубежные единицы измерения
Иногда при работе со статьей приходится иметь дело с величинами или единицами их измерения, записанными на зарубежном языке. Это бывает в нескольких случаях, самыми характерными из которых являются следующие:
  • Вы переводите статью иностранного автора с иностранного же языка.
  • Автор отечественный, и язык статьи, в целом, - русский, но изначально она готовилась автором для зарубежного издания на каком-нибудь другом языке, а на русский была переведена впоследствии.
  • Автор использовал в качестве рисунков экранные снимки из какой-нибудь хитрой программы.
"Ву-аля", как говорят французы: посередь родного текста вы получаете изображение, наподобие следующего.


Этот рисунок связан с процессом оценки реакционноспособности вещества и анализом угрозы теплового взрыва - это область на стыке химии, физики и защиты от чрезвычайных ситуаций техногенного характера. Вполне возможно, что вы столкнетесь с иностранными обозначениями при работе с материалом в любой другой области, а быть специалистом во всех областях невозможно.

Я не буду долго говорить о том, что рисунок такого вида крайне нежелателен, а уж если расшифровки и перевода величин и единиц измерения нет в самом тексте, то он просто недопустим. Поэтому нужно перерисовать или, в крайнем случае, дать пояснение в тексте.

Мой алгоритм действий таков:
  1. Если рисунков много и сроки сдачи статьи / номера позволяют это, я пытаюсь требовать от автора доработку материала - это самый лучший вариант, поскольку имеется обоснованное предположение, что сам автор понимает, что он написал, а потому способен это все перевести быстро и без ошибок.
  2. Если по каким-то причинам на автора рассчитывать не приходится (поджимают сроки, автор пропал, а публиковать его нужно, автор сам не знает, что он написал, а публиковать его нужно и т. д. - бывают разные случаи), то я пытаюсь найти специалиста  из своего окружения в той области, к которой относится статья. Желательно, чтобы этот специалист имел ученую степень - de jure предполагается, что кандидаты и доктора наук умеют работать с литературой и, в том числе, с зарубежной литературой по своему профилю (они писали статьи, анализировали актуальные направления исследований, сдавали кандидатский минимум и т. д.). В случае специалиста без степени это чуть менее вероятно (хотя de facto может быть и наоборот - все зависит от вашего везения и окружения, а также от того, как окружающие вас кандидаты и доктора получили свои степени).
  3. Если ни первый, ни второй варианты применить невозможно, надежда остается только на свои знания, здравый смысл и Интернет.
  4. Попытайтесь определить, с чем вы имеете дело - с величиной или с единицей измерения. В случаях, когда через запятую приводится и то, и другое - это сделать просто, но не все случаи такие.
  5. С величинами дело обстоит проще - их можно поискать в Википедии (только в иностранной, а не в русской) или в Google. Если в Википедии много вариантов, ищите тот, что подходит по научной области статьи. Если в Википедии нет того, что вы ищете, Google вам в помощь. В случае затруднения с поиском прибавьте к запросу помимо самого обозначения (или аббревиатуры, как в случае на рисунке выше) название научной области (например, "chemistry"). Велики шансы, что, обнаружив полное название величины и выполнив его, хотя бы и автоматизированный перевод (в случае с нашим примером это "heat production rate" - скорость тепловыделения), рядом вы найдете и единицы измерения или просто по контексту поймете, какими они должны быть (в данном случае это Вт/мг вещества).
  6. Если ничто из описанного не помогает - придется рыть. Во-первых, нужно знать, что такое система единиц измерения и, в частности, система единиц СИ (International System of Units - SI). Во-вторых, нужно знать, что СИ - не единственная система (например Гауссова система единиц измерения или СГС - сантиметр-грамм-секунда, а также СГСМ и СГСЭ часто используются в электродинамике), хотя 7 единиц, принятых в рамках СИ и единицы производные от них встречаются чаще всего. Помимо самих единиц в системе СИ определены приставки к ним и формы записи. Проштудировав информацию о порожденных от СИ единицах измерения в английском варианте, вы может найдете то, что ищете.
  7. Также в Интернете можно найти специальные справочники по переводу единиц измерения.
  8. После перевода отошлите измененный вариант автору - если он и не хочет самостоятельно выполнять эту работу, то уж должен среагировать, если увидит ошибки.



read more at АйТи-общественный блог

Редакторские будни: мой вариант вертикального контроля

17:45 24.09.2011
Редакторские будни: мой вариант вертикального контроля
Пора завязывать с этой рубрикой - что-то я совсем на ней зациклился.

Что такое вертикальный контроль:

Поскольку невозможно уследить за единообразием и закономерной последовательностью изменения всех многочисленных элементов текста, подлежащих контролю, используют для проверки метод т. н. вертикального контроля. Он состоит в том, что единообразие и последовательность некоторых элементов, проверить которые по ходу чтения очень трудно, а сверить с паспортом нельзя (паспорт рукописи - это документ, в котором содержатся различные сведения о рукописи: дата поступления, объем, кол-во иллюстраций, тип носителя, проведенные этапы обработки, техническое задание типографии и т. д. - А. В.), проверяют специально, отдельно, после того как оригинал прочитан до конца.

Такой проверке подвергают прежде всего нумерованные ряды, чтобы избежать пропусков или случайных повторов номеров заголовков, таблиц, иллюстраций, формул, примечаний и т. п. Для этого каждый такой ряд проверяют отдельно. Сначала проверяют номера заголовков 1-й ступени, затем - 2-й, 3-й и т. д. (Мильчин А. Э. "Справочник издателя и автора". - М.: Изд-во Студии Артемия Лебедева, 2009).

Поскольку у меня образования в области издательского дела, на самом-то деле, нет, то про вертикальный контроль я узнал из книг. На практике же я сам пришел к методу, который в чем-то напоминает вертикальный контроль, но богаче по функционалу и, вследствие этого, дольше по исполнению. Я называю этот метод - "проверкой соглашений по кодированию". Проверка соглашений осуществляется на этапе редактирования перед передачей в верстку.

Итак, у нас есть:
  1. Список слов, словосочетаний, каких-то хитрых ситуаций со знаками препинания, в которых мы (конкретные авторы в случае каждой конкретной рукописи) склонны делать ошибки. Здесь речь не идет об "описках" или о том, что мы неправильно написали один раз. Речь идет о перманентно машинально повторяющихся ошибках. Я, например, традиционно пытаюсь написать "колличество", постоянно путаю "не" и "ни" в случаях, наподобие "сколько раз ни закидывай удочку", ошибаюсь в применении "не смотря на" / "несмотря на" и т. д. Такой список формируется либо годами в процессе работы (что-то в него добавляется, когда обнаруживаются новые проблемы, а что-то исключается, когда появляется рефлекс писать правильно), либо при прочтении вот этого текущего проверяемого материала: встретил ошибку - подумай, может и еще где она есть, тогда стоит внести ее в такой список.
  2. Список непосредственно "соглашений по кодированию". Это такой документ, где описано, что как оформляется. Рукопись включает, как правило, различные элементы помимо основного текста: таблицы, рисунки, примечания (сноски - это примечания внизу страницы или затекстовые примечания), перечни (в быту их называют списками), иллюстрации и т. д. В оформлении всех этих элементов в рамках одной работы нужно стремиться к единообразию, а делать это иногда нелегко: если первая таблица встретилась на 5-ой странице, а вторая - на 255-ой, то велик шанс, что автор уже забыл, как он ее оформлял. Еще веселее, если авторов несколько или если единственный автор задумался о единообразии только на 28-ой таблице. В этом случае нужно записать желаемые параметры оформления таблицы в специальный документ (чтобы не прыгать между сотнями страниц каждый раз). И хотя в дальнейшем можно при вставке таблиц ориентироваться по этому документу, все же стоит перед сдачей материала в верстку проверить все еще разок. Это все касается и иллюстраций (размер, рамка и т. д.), перечней (какие буквы применялись латинские или русские, каковы отступы), и примечаний (как обозначалась авторская принадлежность примечания), и всего остального. Мой список для "Реальности 2.0b" выглядел примерно так:

    • Списки не сдвигаем, оставляем как есть.
    • Важные слова выделяем жирным (не курсивом, не подчеркиванием или капсом). Это касается и цитат, как бы ни было в оригинале – если что-то было выделено курсивом, это не будет видно.
    • При выделении цитат стилем «Цитата 2» вместе с текстом захватываем и кавычки, знак после кавычек тоже захватываем.
    • Эпиграфы оформляются одинаково везде – как, например, в первой главе.
    • «Интернет» склоняем по всем падежам.
    • «Веб» склоняем по всем падежам.
    • Латинские буквы в формулах курсивом – вместе с кавычками, если таковые имеются.
    • Проверить аббревиатуры – есть ли расшифровки в начале.
    • Заменить «Айтишник» на «ИТ-шник».
    • Оформление примечаний: «(– прим. мое)».

    Может показаться, что оформление, каким бы корявым оно ни было, будет исправлено в процессе верстки, но это не всегда так. Дело в том, что ваши хаотические метания в плане оформления, например, таблиц верстальщик может посчитать совершенно осмысленными, и разношерстные таблицы из рукописи (мы ведь все понимаем, что под "рукописью" подразумевается документ в Word-е, сформированный автором, а не пачка листов, заполненных от руки с обеих сторон?) перекочуют в разношерстные же (хотя и прилизанные) таблицы в макете. С заголовками вообще хрестоматийная ситуация: это вы знаете, что "калориметрия" - это общее название для группы методов измерения теплоты, а "адиабатическая реакционная калориметрия" - один метод из этой группы. Верстальщик же имеет полное право этого не знать и, ориентируясь только на ваши неправильные нумерацию и структуру заголовков, перенести их в макет без изменений (но уже красиво оформленные).
  3. Список сокращений и аббревиатур, которые применялись в материале. Каждый раз, записывая нечто вроде "программное обеспечение (ПО)", заносите это "ПО" и в отдельный список. Поверьте, на 300-й странице очень сложно вспомнить, расшифровывали ли вы до этого "АП КИТ" или еще нет.
Когда дело доходит до самой проверки, все оказывается предельно простым: выбираете пункт из одного из списков и проходите весь текст книги или статьи от начала и до конца, проверяя и исправляя неправильно написанное/оформленное в случае необходимости. После этого вычеркиваете пункт из списка и переходите к следующему. Один пункт из одного списка проверяется за один проход по тексту. Что-то можно оптимизировать:
  • Word позволяет скакать не по страницам, а от рисунка к рисунку, от таблицы к таблице и т. д.;
  • для поиска слов, которые часто пишутся вами с ошибками можно использовать автоматизированный поиск в том же Word-е.

read more at АйТи-общественный блог